Немного о себе

Зовут меня Дмитрий Витальевич Фокин. Родился я в самом лучшем на свете маленьком, зеленом, уютном и дорогом моему сердцу поселке Оротукан. Где находится этот населенный пункт, всякий, кто хоть немного прожил на Колымской земле, скажет вам немедленно. Это самый центр обжитой части колымского края, там, где река Колыма делает крутую петлю и течет почти назад, на юг. До самой реки Колымы от поселка не более 20 километров, так что если залезть на соседнюю с поселком гору, можно увидеть эту величайшую реку северного края Российской земли невооруженным глазом. Однако это там, далеко… А вот вдоль поселка протекает река, давшая ему свое название, – Оротукан. Это вольная, сильная и прекрасная река! Именно на берегах этой речки в 1961 году я и родился, ночью это было, как сейчас помню… вот

….. родился я в январской стужине.

Скованный морозом, трескал стланик,

Не выдерживая тяжести снегов.

Дед Мороз, заиндевевший странник,

Двадцать дней, как посетил наш кров.

И еще три дня за той двадцаткой

Пролетели, инеем горя…

Акушерочка в резиновых перчатках

Извлекла на белый свет меня!                (читать это стихотворение) 

Как ни молод был тогда наш поселок, как еще ни мало в нем было удобств и красоты (например, централизованного снабжения водой всех домов), а вот родильный дом уже был! Не возили рожениц за тридевять земель рожать! Заботились о будущем своей страны! В общем, родился я на свет божий! Но ведь не сам, конечно. Поэтому начну свое повествование с рассказа  о своих родителях. О том, как они оказались на Севере.

Папа мой – Виталий Аркадьевич и мама – Валентина Анатольевна, приехали на Колыму  с Урала в далеком 1956 году. Было им тогда по 18-20 лет. Оба они только что закончили техникумы, папа по специальности электротехника, а мама – металлурга. Завод в Оротукане тогда уже работал с нарастающим объемом, ему были нужны новые кадры, и вот по направлению Комсомола с Материка на завод набирались молодые специалисты. Среди этих специалистов были и мои родители. Они приехали сюда по зову сердца! Они хотели строить свою страну! А ей так нужны были люди на крайнем севере! Когда папа уезжал на Колыму, его классная руководительница никак не могла понять, зачем ему, отличнику учебы, имевшему преимущество в распределении на престижное местное уральское предприятие, нужна эта далекая, холодная и страшная Колыма? Её уговоры были настойчивыми, но воздействия на горевший в сердце молодого первопроходца огонь энтузиазма не произвели. Точно так же уезжала из своего техникума и моя мама. Куда? На Дальний Восток! Куда же еще!

Прибыв в Оротукан, мои родители начали трудиться на заводе. Их воспоминания об этом времени разные, но сходятся они в одном, в главном – атмосфера в этом ГУЛАГовском краю, когда еще в каждом поселке зона с заключенными была обязательным атрибутом, а поселенцы, не имевшие права на перемещение дальше Магаданской области, составляли большую часть населения, так вот, атмосфера доброжелательности была нормой, фундаментом взаимодействия между людьми. В этой доброжелательности, например, по отношению к молодежи, угадывалась даже некая отеческая забота умудренных опытом бывалых людей о новобранцах, конечно же, еще неопытных во всех житейских делах. В такой атмосфере мои родители и начали свой трудовой путь на Оротуканском заводе горного оборудования. Через некоторое время они встретились и в конце 1960 года поженились, а дальше родился я.

Вообще ничего не помню из того, как я был маленьким. Воспоминания об этом времени обрывочные – вспышки, да и только. Но вот запомнилось все-таки ощущение некого события – яркого, наполненного чистым духом прелого снега, горячего, пахнущего дымом костра и наполненного веселым шумом молодых голосов. Только позже я стал отдавать себе отчет в том, что именно в таких ощущениях мне была дана память о весенних вылазках моих родителей на ключ Паловый, туда, где весь поселок в свое время проводил на лыжах выходные дни. Фотографии о том времени хранят документальное подтверждение моих воспоминаний. Мои родители брали меня с собой на лыжные прогулки еще тогда, когда я толком и на ногах не мог стоять! А несли они меня с собой за несколько километров от поселка в рюкзаке в специально сконструированном сиденье! Вот так!

 

Детство пролетело быстро… Если попытаться ограничить его какими-то рамками, то, наверно, это будет где-то 7-8 класс. Учился я в Оротуканской средней школе. Пошел я в нее в 1968 году. Так совпало, что именно в этом году было открыто ее новое здание, то, в котором она размещается и сейчас. Так что я ее первооткрыватель. Об учебе в первых классах осталось только одно яркое воспоминание. Вечер, зима, темно за окнами. Я сижу и, высунув язык, пишу перьевой ручкой чистописание. Все получается отлично, каллиграфически, ну, или почти…. Все закончил! Значит, сегодня родители возьмут меня в кино (шел какой-то очень хороший фильм)! Осталось поставить точку в последнем предложении. Макаю перо в чернила, несу ручку к тетради…. Бах! С пера срывается капля и падает прямо на середину написанного текста! Все! Конец фильма! Слезы дополняют картину испорченного листа бумаги, и день окончательно превращается в самый страшный из всех, какие только я прожил на тот момент!

Надо сказать, что учили нас основательно. Хотя классы у нас были большие, человек по 30, но учитель каким-то образом умудрялся доносить знания до всех, даже до тех, кто совсем не мог учиться. Я так думаю, что наши троечники сейчас заткнули бы за пояс любого сверстника–хорошиста. Речь идет, конечно, в основном о русском языке. Точные науки, конечно, шагнули настолько далеко вперед, что учиться им стало очень тяжело! Так вот, из всех учителей, которые учили меня долгие 10 лет в школе, больше всего мне запомнились моя первая учительница Панова Зинаида Ивановна, а также наш классный руководитель и учитель русского и литературы – Цурковская Вера Семеновна. Зинаида Ивановна – это школьная мама, которая лаской и вниманием научила нас азам, а, главное, научила правильно учиться! Вера Семеновна – человек, который настолько проникновенно и понятно раскрывал нам тайны русского языка и литературы, что не научиться правильно писать и понимать суть написанного классиками было просто невозможно. Возможно, своим дальнейшим пристрастием к написанию стихов я обязан именно ей – моей учительнице русского и литературы.

Итак, детство пролетело…. Где-то в это время я и написал свое первое стихотворение. Оно было простым, неказистым, но начало было положено, хотя продолжение было весьма еще через долгий промежуток времени. Школу я закончил в 1978 году. Помню, что конец июня того года был слякотный, бесконечный дождь лил и лил. Оротукан вышел из берегов, дороги расквасились. Было тоскливо и сумрачно. Еще бы, ведь я уезжал из Оротукана, как тогда думал, навсегда!

Я уехал в Свердловск. Поступил в Уральский политехнический институт им. С.М. Кирова (УПИ). Поступил сразу, сдав всего два экзамена по русскому языку и физике. Все сдал на 5. Вот так нас учили! Годы учебы в УПИ пролетели, как один счастливый день. Когда ты молод, то вообще все всегда хорошо! Друзья, подруги и любовь…. Все это заполняет каждый день молодого человека. Нет рутины, нет будней, каждый день – праздник! Но все когда-нибудь кончается. Закончилось и обучение в институте. К тому времени я уже женился на своей однокурснице, той, которой я посвятил впоследствии не одно стихотворение.

После окончания института в 1983 году я распределился на работу на один военный завод, зарабатывал приличные деньги, растил сначала дочь, потом сына. Все было хорошо…. Но через семь лет работы стало вдруг меня тяготить нахождение на Материке. Короткие поездки на Родину в Оротукан во время отпусков все больше и больше пропитывали сознание и душу великой тягой Севера. Назад, назад, назад, стучало сердце все громче и громче. Не знаю как, но я уговорил свою жену, коренную свердловчанку, уехать всей семьей на Колыму. В проекте у нас уже был третий ребенок (дочь), но мы собрались и, бросив все в Свердловске, в 1991 году переехали в Оротукан.

После возвращения в Оротукан я стал работать на Оротуканском заводе горного оборудования. Именно в это время я и написал большинство своих стихов о Колыме. Возвращение на Родину окрылило меня, дало снова почувствовать тот прелый дух апрельских снегов, слепящую синь нашего северного неба, увидеть дикие краски осеннего леса. Это была моя «болдинская осень». Я  благодарен Всевышнему, что такой период был в моей жизни…. Стихи рождались сами, подчиняясь какому-то внутреннему ритму, задаваемому сопками, черным ночным небом и океаном звезд на нем. Это было время счастья «в квадрате»!

        Но времена менялись, как в дурном сне! Горбачев, Ельцин, Гайдар, Чубайс и прочая камарилья грабителей и губителей России сделали все для того, чтобы единственное предприятие, которое обеспечивало смысл существования Оротукана, было обанкрочено и разграблено. 2006 год, вот тот рубеж, который стал для меня предельным. Смысла проживания на Колыме для меня больше не было. Все мы думаем о своих детях, о близких, и я не мог уже больше держать их «заложниками» предательской политики государства по отношению к Северу и к северянам. Поэтому я принял тяжелое решение о переселении в другие края. В 2008 году я покинул свой колымский край…

        Вот прошло уже чуть более полугода, как я переселился в старинный русский город Псков. Живу я здесь с июня 2008 года. За это время я уже успел устроиться на одну работу,  уволиться с нее, устроиться на другую, попасть в тиски нового кризиса (как будто мне не хватило всех предыдущих, случившихся в 90-х годах!), короче, жизнь покатилась по своим, одной ей известным, рельсам. Я встретил свой первый новый год на псковской земле, значит первый этап жизни на новом для меня месте уже прошел... Будем жить дальше!

Оставить отзыв

Copyright © Фокин Псков 2009